Româna/Русский

О румынском православном поэте на русском языке

Полчетверти века назад я случайно (а как говорят православные, случайность – это тайное проявление Бога в жизни человека) открыл для себя поэта, имя которого еще было неизвестным ни в Румынии, ни тем более в Молдове. Он настолько потряс меня и впал в мою душу, настолько изменил мое понимание поэзии, жизни, страданий и ценностей, что с тех пор нет ни дня, чтобы я не думал о нем и не читал в уме его удивительных и полных светлого начала строк.

Его имя Раду Джир (Radu Gyr), живший, писавший и страдавший в Румынии (1905-1975). Этот великий православный поэт, может, единственный в румынской литературе, который знает, как обратить сегодняшнее поражение в завтрашнюю победу. И не важно, каким страданиям и мучениям ты подвержен, не важно, увидишь ли ты в этом мире триумф высшего начала или нет. Важно лишь искреннее, тотальное служение Господу и Родине.

Он отмучился в тюрьмах по политическим мотивам два десятилетия. Этот хрупкий человек, университетский профессор и тончайший художник, попав под мясорубку истории, не только не сломался, но и стал символом духовного и нравственного сопротивления, написав (а точнее, сочинив в уме, поскольку в тюрьме не было ни бумаги, ни пера с чернилами) множество стихов, которые политзаключенные заучивали наизусть и передавали из уст в уста по всему румынскому ГУЛАГу.

Много лет назад, в одной статье о нем, я написал, что Раду Джир не нуждается в Нобелевской премии. Он был приговорен к смертной казни за одно стихотворение, а именно” Ridică-te Gheorghe, ridică-te Ioane!” (“Восстань Георге, восстань Ион!”). После отбывания нескольких тюремных сроков, власти вновь его хватают и военный трибунал выносит ему смертный приговор за призывы к свержению коммунизма. И лишь после одиннадцати месяцев он узнает, что приговор изменен на двадцать пять лет каторги.  В 1964, при общей амнистии, он оказывается «на свободе», если то общество может уложиться в это понятие. Хотя свобода духа была для него столь же полной и в тюремной камере.

Раду Джир всегда перекликался в моем сердце с Высоцким. Вот, например, строки русского поэта:

«И нож в него! – но счастлив он висеть на острие,

Зарезанный за то, что был опасен!».

Поводом для данной заметки стал выход в свет небольшого томика на русском языке в городе Таганроге в переводе Ирины Мудриченко, молодой поэтессы, а также автора прозы и литературных переводов. Как человеку, всю жизнь читающего и на русском, и на румынском языках, я должен признать, что перевод на редкость удачен, тонок и полон поэтического дара. Издатели отмечают плодотворное сотрудничество между Ириной Мудриченко и молдавскими молодыми интеллектаулами Октавианом Раку и Даном Негарэ, которые помогли с подстрочным переводом и с материалами о жизни и творчестве поэта.

Признаюсь, получив по почте это скромный по объему томик стихов, меня охватило глубокое чувство радости.  Во-первых, потому что есть еще молодые люди, способные вкушать красоту поэзии и чувствовать всей душой свою православную идентичность. Во-вторых, потому что история для них не является отвлеченной абстракцией, а страдание тех, кто жил до них, стало их состраданием и нравственным уроком. И в-третьих, потому что я глубоко убежден что наши взаимные недопонимания, румын, молдаван и русских, могут быть преодолены только культурой, общением, обретением вновь нашей общей христианской идентичности и пониманием нашей общей принадлежности к византийской цивилизационной матрице. А наши раздоры, распри и фобии – лишь от нашего духовного и интеллектуального убожества, от однобокого понимания истории и полного непонимания её тайных смыслов.

А поэты могут и должны украсить несказанной красотой своего богоугодного литературного творчества восхождение наших народов на ступень православной мудрости, чистоты душевной и тяги к Фаворскому свету Преображения Господня. Страдания наших предшественников сделали их мудрее. И вот теперь их муки и жертва, поднятые до небесной высоты поэтами, взываю к нам, надеясь на отклик в наших душах, так часто опустошенных земной суетой и глупой ненавистью. Еще раз Высоцкий:

«Поэты ходят пятками по лезвию ножа –

И режут в кровь свои босые души!».

Моя небольшая заметка об этой удивительной книжке, вышедшей в свет на днях, была бы неполной без строк, публикуемых ниже.

Раду Джир. Восстань, Георге! Восстань, Ион! 

Ирина Мудриченко

перевод с румынского в соавторстве с Октавианом Раку

Не ради ковриги румяного бока,
Не ради амбаров, не ради лугов,
А ради грядущего духа свободы,
Восстань же, Георге, восстань же, Ион!

За гвозди в ладонях, за песню распятых,
За кровь, что наполнила тихий затон,
За солнце, что цепью мучений сковали,
Восстань же, Георге, восстань же, Ион!

Но нет – не за гнев, не за скрежет зубовный –
А только за то, чтоб взобраться на склон
И шапкой собрать все рассветы и звёзды
Восстань же, Георге, восстань же, Ион!

За то, чтоб испить из криницы свободы
И вихрем в неё погрузиться как в сон,
Чтоб щедрость её пролилась над тобою,
Восстань же, Георге, восстань же Ион!

Чтоб след поцелуя навеки оставить
Дверям и порогу, и краске икон,
И тем, кто как к брату, к тебе подбегает,
Восстань же, Георге, восстань же, Ион!

Георге, проверь эти цепи на крепость,
Ион, поднимись над святым алтарём,
И бурей летите к небесному свету.
Восстань же, Георге, восстань же, Ион!

Lasă un răspuns

Adresa ta de email nu va fi publicată. Câmpurile obligatorii sunt marcate cu *

Este activată moderarea comentariilor. Comentariul dvs. poate lua ceva timp să apară.