Româna/Русский

Унионизм/антиунионизм – геополитическая фишка или электоральный трюк?

Унионизм родился не в перестроечные времена и не является новой политической идеей. Он появился в эпоху Модерна, когда начала набирать обороты модная идея государства-нации. В этом смысле идея объединения в случае Румынии мало чем отличается от немецкого или германского случая. После 1812 года, когда Молдова была разделена на две части между Турцией и Россией, эти тенденции оставались неизменными. Другое дело, что они не всегда проявлялись открыто из-за опасений не попасть в опалу к царскому режиму. Это все вещи известные.

Так что после распада СССР абсолютно естественным образом идея унионизма вновь стала частью публичного дискурса. Это были времена политического романтизма. Не стану вдаваться в исторические предпосылки, которые были и продолжают быть трактованы с диаметрально противоположных позиций. На сегодняшний день ситуация такова. Есть несколько политических партий, которые открыто грезят этой идеей. Законна ли она? С точки зрения права, да. Закономерна ли она? Да, поскольку имеет на то веские исторические и этнолингвистические мотивы. Продуктивна ли она? Нет, поскольку подрывает внутреннюю стабильность в Республике Молдова, мешает решению приднестровской проблемы и вызывает нервные реакции в гагаузской автономии и в русскоязычной среде в целом. Выгодна ли она Румынии? Нет, поскольку эта страна стала колонией США и ЕС, потеряла свою независимость и, не будучи способна решить собственные внутренние проблемы, не в состоянии взвалить на себя и ношу новых территорий.

Известно, что тут происходит перетягивание каната между Москвой и Бухарестом. Кому же все-таки принадлежит Молдова, русским или румынам? Вопрос однозначен: молдаванам, всем нам, гражданам нашей страны, патриотам своей Родины, которые не считают, что рай земной наступит тогда, когда одна из этих двух стран возьмет нас на буксир и осчастливит. Мы не аппендикс и не придаток других государств. И в этом нет ни кичливости, ни предубеждений по поводу нашей национально-культурной исключительности.

Я считаю, что до тех пор, пока наши политические партии, журналисты (и примкнувшие к ним историки и ококультурная публика) не смогут превзойти собственные провинциальные болячки и не перестанут демонизировать Россию и боготворить Румынию, и с симметричной точностью – демонизировать Румынию и боготворить Россию, нам не удастся состояться как полноценное общество и функциональное государство. На вопрос, кто из двух противоборствующих станов прав, я отвечаю – оба стана одинаково не правы и в равной мере заблуждаются. Кончено, унионистский дискурс (искренний или конъюнктурный) может приводить определенные дивиденды. Как, впрочем, и аниунионистский словесный огонь. Но дело в том, что оба они в одинаковой мере вредят стране и обществу. И тут возникает самая неудобная дилемма для политиков, служить ли на благо отечества или в пользу количества голосов. А поскольку мы живем в условиях доминирования количества, решение данных политиков однозначно – любой ценой, даже ценою разобщения общества, собрать как можно больше сторонников. Так что, при отсутствии политических программ, способных обрисовать стратегическую перспективу развития страны, гораздо удобнее раздувать фобии и набирать очки на выборах.

Важно заметить, что, как правило, румынофилы и румынофобы в одинаковой мере далеки от Церкви, от Православия и от способности понимания глубинных смыслов времени. Поскольку лишь православная перспектива в состоянии помочь обоим лагерям узреть единство веры, принадлежность как румын, так и русских к единой цивилизационной матрице– византийской, а также наличие общих внешних врагов и рисков в лице однополярного американоцентричного глобализма с его духовным, интеллектуальным, экономическим и политическим порабощением всех народов.

Унионизм как пугало для русскоязычных работает на все сто. Он помогает так-называемым левым партиям сплотить свой электорат перед опасностью «унири». Так что, выходит, что Гимпу, Павличенко и Гуцу работают на своих политических оппонентов. Ситуация работает в том же режиме когда левые клеймят унионистов и Румынию, тем самым раздувая проценты на выборах своих непримиримых врагов-близнецов. Зеркальное отражение работает на всю катушку и на оба стана. Ничего не попишешь. Диалектика. Прямо по Гегелю и примкнувшему к нему Марксу.

Так что, дорогие соотечественники, выбирайте психологическую нишу, где вам покомфортнее. Хотите за «унирю» – пожалуйста! Хотите против неё – не проблема. А пока мы тут воюем насчет названия языка и по поводу 1812 года, страна успешно идет ко дну по всем параметрам. Вот только жаль, что право народа на самоуправление так и остается пустым звуком в нашей Конституции.

Помните старый почти философский анекдот: Что раньше было, курица или яйцо? В нашем случае это звучит примерно так: Что раньше было, Молдова или Румыния? Или: Штефан чел Маре на каком языке разговаривал? Ответ: Сам дурак! Во как!

А поскольку имперский принцип «Разделяй и властвуй!» никто не отменял, вот нас и разделяют из-за бугров (которых не менее двух), играя на наших инфантильных порывах.

Юрий Рошка

P.S.: Может быть в другой статье стоит расписать подробнее психологический и интеллектуальный портрет представителей каждого из этих двух станов.

К примеру, румынофобствующий молдовенист – это обычно обрусевший молдаванин или русскоязычный, не знающий румынского (О, Боже! Простите. Ну, конечно, молдавского. Но все равно не знает.), стремящийся стать истинным русским. Его идентичность выражается через отрицание всего румынского и утверждение всего русского. Он толком не знает ничего о румынской культуре и презирает её априори, поскольку русско-советская культура – куда круче. Его культурный горизонт зачастую граничит со знанием наизусть всех советских кинокомедий и шлягеров, да и всех крутых ментовских сериалов постсоветского периода. Для него Цой и ЛЮБЭ – это и есть русская культура, к которой он принадлежит.

А вот русофобствующий румынист (унионист) – это чаще всего человек тоже с не очень глубокими знаниями в области румынской культуры, отстаивающий свою идентичность через отрицание всего русского и утверждение всего румынского. Обычно, молдавский румынофил знает назубок аж парочку стихов из местных классиков. Вот, например, у одного недавно почившего классика уже больше бюстов, портретов, названия улиц и учебных заведений, чем было колхозов им. Ленина в советские времена. Для этой братии быть атеистом – звучит гордо, а не поклонятся идолу местной литературы – смертельный грех. Это чистой воды идолопоклонничество. Он не столько любит Румынию, сколько ненавидит Россию. По большому счету, ему живется очень легко. Поскольку на все вопросы и случаи жизни у него есть готовые ответ: «Это русские во всем виноваты». Изменила жена – проделки русских, поругался с тёщей – то же самое. «Рука Москвы» тревожит его душу днем и ночью, как тень отца Гамлета или ожидание ужасного стийхного бедствия.

Ничего не попишешь. Таков удел приграничных обществ. Тут смешение кровей, языков и идей – дело обычное. Жаль только что из всего этого пока все чаще звучит не божественная и величественная симфония, охватывающая все многообразие культур, языков и обычаев этих воистину удивительно красивых и своеобразных людей, молдаван, а скандально уродливая и режущая слух какофония.

(По многочисленным заявкам читателей из обоих противоборствующих племен, продолжение последует обязательно).

Lasă un răspuns

Adresa ta de email nu va fi publicată. Câmpurile obligatorii sunt marcate cu *

Este activată moderarea comentariilor. Comentariul dvs. poate lua ceva timp să apară.